Feb. 18th, 2014

tjorn: (кто здесь?)
Режиссер – человек, пришедший с «жизненной войны»

Ежедневно на театральных площадках Петербурга играют десятки спектаклей, непохожих друг на друга. И в каждом из них отражается личность режиссера — создателя. О трудностях постановочного процесса, режиссерской профессии и сущности театрального искусства «Утру Петербурга» рассказал народный артист России, художественный руководитель Молодежного театра на Фонтанке Семен Спивак.

Семен Яковлевич, как нужно ставить классику сегодня: адаптировать к реалиям нашей современности или оставлять в неизменном виде?

Я считаю, нужно и жить, и работать без крайностей, поэтому не надо ставить классику XVII века так, как это делали в то время, но и не нужно пытаться поставить так, как будут играть в XXII веке. Самое важное, как художник чувствует ее сегодня. В любой классике, если она стала таковой, есть проблемы, касающиеся всех нас, и мастерство состоит в том, чтобы увидеть и показать их. Общих рецептов нет, как нет людей, похожих друг на друга. Это внутреннее содержание режиссера и труппы, которая ставит классическое произведение. Конечно, необходимо видеть и понимать то, что происходит вокруг тебя; попытка изолироваться — самая большая глупость, которая может быть в искусстве. Тогда спектакль превращается в музейный экспонат. Однако, если короли выходят в современных костюмах — это еще не показатель высокого качества спектакля. Излишнее внешнее осовременивание пьесы может свидетельствовать и о том, что суть произведения режиссера не слишком интересует. А ведь это самое главное. Конечно, проще переодеть артистов в модные одежды, и на первый взгляд покажется, что спектакль сделан. Но чуткий к искусству человек всегда отличит бриллиант от простой стекляшки.

По какому принципу вы выбираете произведения для постановок?

По очень простому. Режиссер должен читать пьесы, и если при чтении раздается некий внутренний душевный щелчок, значит, что-то в ней ему близко. Точно так же, как при встрече двоих на большом празднике, когда вокруг огромное количество мужчин и женщин, щелчок почему-то раздается именно напротив одной-единственной женщины. Нужно прислушиваться не к другим, а к себе, тогда многое можно понять.

Какой спектакль дался вам сложнее всего?

Каждый дается очень тяжело. Труднее всего — открыться перед другим человеком, донести до него проблемы, затронутые в пьесе, иначе они останутся на уровне литературы. Но театр не литературный вид искусства, а действенно-аналитический. Поэтому самое трудное — допустить до себя, заставить жить в тех обстоятельствах, которые отражены в пьесе.

Можно ли сказать, что сейчас театр переживает кризис или, наоборот, он находится на подъеме?

Великий итальянский режиссер Джорджо Стрелер еще в 1948 году в своей книге говорил: «Все пишут, что театр в кризисе». Я думаю, здоровая часть русского театра находится в здоровом поиске языка современного искусства, а больная часть — в нездоровом. Здоровым поиском я называю театр, который ищет свет, что-то положительное. Мне кажется, сегодня эти части находятся в балансе.

Истинные режиссеры вырастают из актерской среды или приходят с режиссерских факультетов?

Бывает и то, и другое. Вот, например, Олег Николаевич Ефремов вырос из артиста, стал замечательным режиссером и создателем театра «Современник», потом руководителем МХАТа. Другой пример — великий Товстоногов, который закончил режиссерский факультет. Разными путями люди приходят в режиссуру. Это одна из самых сложных профессий: огромные нагрузки, ответственность. В режиссуру приходят настоящие мужчины и женщины, склонные к мужскому анализу. Ведь режиссер должен быть аналитиком, прекрасно знать жизнь, видеть и понимать людей, быть художником-живописцем, балетмейстером, актером, психологом, философом…

А как же быть молодым начинающим режиссерам?

Лучше всего к режиссуре подходит замечательная русская пословица: «За одного битого двух небитых дают». Истинным мастером человек становится тогда, когда его побила жизнь. Причем, это неизбежно. Когда родители пытаются уберечь детей от всех бед, у них, как правило, ничего не получается, и чем больше ребенка кутают, тем больше он простужается. Вообще артист и художник не может быть приятным во всех отношениях, как писал Гоголь в «Мертвых душах». Это человек, пришедший с «жизненной войны» и, может быть, даже проигравший эту войну. Только тогда он начинает видеть людей. Если же видит только себя, режиссером и артистом стать не сможет. Артисты, любующиеся собой на сцене, просто не могут схватить что-то глубокое в роли. Зрителю они быстро надоедают. А тем более кто будет слушать режиссера, которому нечего сказать?

Каким вы видите развитие театра в будущем? Необходимо ли внедрение в театральный процесс современных технологий?

Театру уже несколько тысяч лет, и постоянно ему предрекают смерть. Особенно с появлением кино, телевидения, 3D-технологий. Но театр – искусство, когда человек со сцены живым голосом разговаривает с человеком в зале. Это общение артиста со зрителем ничем нельзя заменить. Конечно, мы тоже используем какие-то современные технологии, но некоторые театры делают на это основной упор. А ведь самое ценное в театральном искусстве — разговор двух человеческих душ без посредников.

Какие произведения готовятся к постановке в Молодежном театре на Фонтанке?

На днях состоится премьера спектакля по сложнейшей пьесе Федерико Гарсиа Лорки «Дом Бернарды Альбы», над которым работает молодой режиссер, артист нашего театра Евгений Титов, обучающийся в Венском театральном университете. Репетируется гениальная пьеса Виктора Гюго «Король забавляется», а также сказка Островского «Снегурочка». Они выйдут тогда, когда что-то начнет вырисовываться. Потому что планирование в искусстве — вещь бессмысленная. У каждого произведения свой срок.

Беседовала Анастасия Самуйлова
http://www.utrospb.ru/articles/38915/

December 2015

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 31  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios