tjorn: (Лето)
[personal profile] tjorn
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vardanna в Преображение глины
Я же обещала выложить интервью с Любой Грачевой! И как нельзя кстати, между прочим, - мы с ней говорили ровно о том, что отзывается все эти дни. Ну вот, например, о том, зачем сознательно "быть добрым", даже если сам ты не всегда белый и пушистый.

- Зрители часто называют твой стиль «добрым» и «сказочным»: на твоих картинах птицы вьют гнезда в волосах улыбчивых домовых, ласковые девочки встречаются с единорогами, тихо и нежно улыбаются ангелы, радуются жизни коты, ежи и мышата. Но в жизни ты совсем не девочка-колокольчик, витающая среди облаков и радуг, скорее, сильная женщина с явными лидерскими качествами. Почему ты выбрала именно эти темы?

- Мне было важно преобразить глину, найти связь между этим материалом и великими мифами, согласно которым глина была той первоосновой, из которой был создан весь мир. Эти мифы – о преобразовании материи силой творчества, одухотворения. Участвуя в этом мифе, художник сам становится Творцом. Глина сама по себе ведь, прямо скажем, похожа на какашки и грязь. Когда плотную красную глину мнешь в руках, а она, будучи пластичной, принимает в пальцах форму характерных «собачьих радостей», иной раз думаешь: наверное, со стороны это неприятно смотрится. И самым простым было бы следовать по тому пути, который подсказывает природная фактура глины: создавать «какашечное» искусство. Насколько мне легче было бы поставить в выставочном зале несколько тазов с замешанной глиной, раздеться догола, устроить перформанс, самой перемазаться с ног до головы и зрителей измазать! Минутное дело, и я уже современный художник-перформер. Или налепить абстрактные кучки, быстренько обжечь, и получившиеся «лепехи» объявить метафорой нашей сегодняшней жизни. Ценители актуального искусства, наверное, мне бы за это «творчество» еще и платили. Но миссия художника на земле – воссоздавать высший замысел по преображению хаоса и некрасоты в гармонию и красоту. И я хочу, чтобы похожая на грязь и нечистоты глина, пройдя через руки художника – мои руки – стала выражать самые важные идеи и чувства: любовь, тепло сочувствия, утешение, веру в чудо, надежду. Поэтому я дала себе слово, что всю жизнь буду делать только добрые работы.

P1060004 - копия

Дальше - о том, зачем Любе в ее работе капроновые чулки и почему она никогда заранее не знает, как будет выглядеть работа после обжига.

- Люб, можешь объяснить мне одну странную вещь? На отчетных выставках нашего института искусств я из года в год вижу интересные работы студентов-керамистов. По хорошему, сейчас в городе должна быть как минимум пара десятков классных художников, работающих с глиной. Но их нет! Только твои выставки из зала в зал кочуют, и "сакральное знание" о твоей мастерской передается из уст в уста. Что за парадокс?
- Да нет никакого парадокса. Сейчас молодые художники в абсолютном большинстве «заточены» на быстрый успех. Если в первые же год-два, максимум три, они не начинают продавать своих работы, то им становится неинтересно заниматься этим направлением. Искусство для многих перестало быть средством познания себя и мира, а стало просто способом зарабатывания денег. А с пластовой керамикой такой подход невозможен. Только ученический процесс здесь займет, самое меньшее, шесть лет. Нужно и на технологическом, и на интуитивном уровне прочувствовать все свойства глины, изучить, как она будет себя вести при раскатывании ее на разную толщину, при придании той или иной формы. В первые шесть лет моего взаимодействия с глиной я не отправила в обжиг ни одной работы! Лепила, оценивала, что получилось, и сминала глину снова, и так бесконечно, каждый день. И не жалею об этом совершенно: искусство ничего не потеряло от утраты этих ученических работ. Зато я довела до автоматизма каждый этап в подготовке глины, нашла точные пропорции соединения глины с другими материалами, опытным путем выяснила необходимую степень ее влажности, чтобы она была ровно настолько пластична, насколько мне это нужно, сформировала свой стиль – и пластический, и тематический.

А потом еще шесть лет я занималась поиском цвета. Думаю, не все об этом знают, но керамист работает с цветом вслепую, интуитивно, никогда заранее не зная, что получится. Глазури, которые наносятся на работу перед обжигом, почти бесцветные, и нельзя предугадать, каким оттенком они проявятся после обжига в тысячу градусов. Сколько пластов мне пришлось отправить в брак в самом начале! Я покрывала работу глазурями в ожидании определенных цветов, а доставала из печи что-то совершенно страшное, аляповатое или очень темное. И даже сейчас, занимаясь керамикой профессионально больше двадцати лет, я только процентов на 80 могу предугадать, какие цвета появятся на моих картинах после обжига.

P1060006 - копия
- Это выглядит как рассказ самоучки, которому до каждой мелочи приходилось доходить своим умом и методом долгих проб и ошибок. Но ты ведь закончила «худграф», - разве там тебя не научили работать с глиной?
- У нас хорошая, сильная профессиональная школа. Но в первую очередь все же глину рассматривают как часть декоративно-прикладных ремесел, а не искусства. И сейчас некоторые живописцы-монументалисты отказывают керамистам в звании художника, именуя их в лучшем случае ремесленниками. А учиться я начала гораздо раньше поступления в вуз. Настолько раньше, что еще учась в 8 классе я получала приглашения провести открытые уроки (сейчас бы сказали, мастер-классы) для студентов нашего худграфа, потому что те тонкости, до которых я уже к тому времени дошла опытным путем, там не преподавались. И узнать о них было неоткуда, потому что таких книг по технологии керамики, как, например, книг по мастерству рисунка, просто-напросто нет.
И я с удовольствием приходила и объясняла на практике студентам, как загибать пласт, как использовать перспективу при использовании в работах архитектурных элементах, как делать из глины волосы персонажам, как прорезать веки, чтобы глаза казались живыми… За каждый такой урок я в качестве гонорара получала от преподавателя вуза колобок фаянсовой глины размером с кулак и два маленьких флакончика глазурей. И была безмерно счастлива этому, потому что качественных материалов для работы было не достать! Это же не просто дефицит был, а ДЕФИЦИТ!

Возможно, керамистов, работающих с пластом, в нашем регионе еще так мало еще и потому, что наша местная красная глина для этого не подходит. Чтобы добиться необходимой равномерной текстуры, я по нескольку раз протирала ее сквозь старый капроновый чулок – на нем сетка плетения мельче, чем на марле. Но даже протертая почти до кремового состояния, наша глина раз за разом коварно «взрывалась» и трескалась при обжиге. Для работы была нужна фаянсовая глина, которая идет на фарфор. Но в Ижевске ее было невозможно достать – как и глазури и смальту, впрочем.
Сейчас я каждый год езжу в Москву, где всего в паре специальных мест можно купить фаянсовую глину, и возвращаюсь в Ижевск, нагруженная ею настолько, что взрослые мужчины охают, когда пытаются поднять мои сумки. А что поделаешь, если у меня там в буквальном смысле кирпичи, только еще необожженные!


P1060008 - копия

- Ты упомянула, что в первые годы работы с глиной нашла свой стиль. Зрители его часто называют «добрым» и «сказочным»: на твоих картинах птицы вьют гнезда в волосах улыбчивых домовых, ласковые девочки встречаются с единорогами, тихо и нежно улыбаются ангелы, радуются жизни коты, ежи и мышата. Почему ты выбрала именно эти темы?
- Мне было важно преобразить глину, найти связь между этим материалом и великими мифами, согласно которым глина была той первоосновой, из которой был создан весь мир. Эти мифы – о преобразовании материи силой творчества, одухотворения. Участвуя в этом мифе, художник сам становится Творцом. Глина сама по себе ведь, прямо скажем, похожа на какашки и грязь. Когда плотную красную глину мнешь в руках, а она, будучи пластичной, принимает в пальцах форму характерных «собачьих радостей», иной раз думаешь: наверное, со стороны это неприятно смотрится. И самым простым было бы следовать по тому пути, который подсказывает природная фактура глины: создавать «какашечное» искусство. Насколько мне легче было бы поставить в выставочном зале несколько тазов с замешанной глиной, раздеться догола, устроить перформанс, самой перемазаться с ног до головы и зрителей измазать! Минутное дело, и я уже современный художник-перформер. Или налепить абстрактные кучки, быстренько обжечь, и получившиеся «лепехи» объявить метафорой нашей сегодняшней жизни. Ценители актуального искусства, наверное, мне бы за это «творчество» еще и платили. Но миссия художника на земле – воссоздавать высший замысел по преображению хаоса и некрасоты в гармонию и красоту. И я хочу, чтобы похожая на грязь и нечистоты глина, пройдя через руки художника – мои руки – стала выражать самые важные идеи и чувства: любовь, тепло сочувствия, утешение, веру в чудо, надежду. Поэтому я дала себе слово, что всю жизнь буду делать только добрые работы.

DSCN4245 - копия

- Я знаю, что источниками новых сюжетов для тебя часто служат путешествия.
- Да, каждый год я стараюсь бывать в Крыму, потому что остатки античной культуры, соединение стихий моря, неба и земли, удивительные цвета крымской природы дают ни с чем несравнимое вдохновение. Подмосковная усадьба Талашкино, связанная с русским Серебряным веком, дала толчок к созданию работ, стилизованных под эстетику модерна и отсылающих к русской мифологии с ее птицами – теми, что зовутся Сирин, Алконост и Гамаюн. А после путешествия по Тибету появился ряд философских работ, и я начала использовать в картинах слюду, которую сама собирала в тибетских горах. Сейчас я собираюсь в Индию, и не знаю, какой я вернусь оттуда. А пока вместо меня в Ижевске останутся мои работы. Это даже лучше, чем я сама.

DSCN9085

December 2015

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 31  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 05:39 am
Powered by Dreamwidth Studios